cайт Бронислава Виногродского


В старом угодье


Туда Китаед приехал погостить в гости к чьей-то бабушке или какой-то матери. Послали его, потому что прямо туда без всяких предисловий. И он поехал, потому провёл в именьях и угодьях не один год не один раз.

Там всегда охотился на зайцев. Сажал трюфеля и собирал лаванду. Однако лаванды не было, и потому во время сбора лаванды китаед по долгу слонялся без дела. В это время мужики боялись к нему под руку попадаться, а особенно бабы, потому что никто не уходил без доброго слова, крепкого пожатия и прочих даров природы китаедского нрава.

Зайцы тоже давно разбежались. Так что зайцы тоже высвободили уйму времени, потому китаед опять гулял мрачный, без дела, но с вдохновением. Если вместо зайцев попадались люди, он в пылу охоты мог и с ними чего-нибудь сделать, однако не до смерти.

Так и жил в старом угодье, пока не померли там все.

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Что именно виды реки Лицзян стали мотивами для картин многих китайских художников, а сама река протекает по "царству долголетия" - провинции Гуанси.