cайт Бронислава Виногродского


Вестники заветов


Андрей Мартынов, "Радио России", передача "Неизвестная планета", 30.01.2006.

Андрей Мартынов: Мы, с помощью сказок, пытаемся подобраться к жемчужине, к ядру, которое содержится во всех сказках. Пушкин, Высоцкий в своих произведениях интерпретируют некие базовые смыслы русских сказок, не создавая при этом новых смыслов.

***
Когда в лесу дремучем
по сырым дуплам и сучьям
и по норам по барсучьим
мы скучаем и канючим...
Так зачем сидим мы сиднем,
скуку да тоску наводим,
ну-ка, все ребята, выйдем,
весело поколобродим!

Мы ребята битые, тертые, ученые
в ломоноках мытые, в омутах моченые.

Когда в лесу дремучем
что-нибудь да отчебучим,
добра молодца прищучим,
защекочем и замучим.
Воду во реке замутим,
на кустах костей навесим,
пакостных шутих нашутим,
весело покуролесим!

Водяные, лешие, души забубеные,
ваше дело - пешие, а наше дело - конные.

Первый соловей в округе -
я гуляю бесшабашно,
у меня такие слуги,
что и самому мне страшно.
К оборотням не привыкну,
до того хитры ребятки,
да и сам я свистну-гикну,
аж душа уходит в пятки.

Не боюсь тоски-муры, если есть русалочки,
выходи, кикиморы, поиграем в салочки.

Ты не жди, купец, подмоги,
мы из чащи повылазим,
и да на большой дороге
в волюшку побезобразим!
Ну-ка, рукава засучим,
путника во тьме прижучим,
свалим, и в песке зыбучем
пропесочим и прищучим!

Зря на нас клевещете, умники речистые!
Все путем у нечисти, и даже совесть чистая!

В.С. Высоцкий.

Андрей Мартынов: Добрый молодец, водяные, лешие, соловей-разбойник, оборотни, русалки, купец, лес дремучий - такие образы в этой песне-сказке. Что это, просто разбойничья песня?

Бронислав Виногродский: Нет, разбойничьей песней эта песня была бы, если пелась бы от лица разбойника. А песня поется от лица лесной нечисти. Символом чего является дремучий лес? Ребята свою линию гнут четко. Вещий Олег свою линию гнул так, что никто и не пикнул, и линия эта состоит в том, что описывается путешествие тебя, осознающего себя в теле твоих отношений (внешних социальных и внутренних). В конце концов, пройдя этот путь, ты должен понять, как же ты устроен, сколько в тебе чисти и нечисти. Не просто эмоционально сказать "то" или "это", а понять механику этих самых отношений.

Гениальный поэт Владимир Семенович Высоцкий с помощью тончайших речевых оборотов и слов рассказывает действительно вещие вещи, вещи, которые позволяют ведать. Слова "вещать" и "ведать" однокоренные, и восходят к понятию знаний. Он через образные ряды сообщает знание, правильно подавая эти образные ряды и отражая их в стройном слове языка, обнажая глубинные смыслы, показывая, что и как устроено.

Поэтому лес дремучий является основным символом, который описывает как раз это путешествие. Всю эту длинную структуру взаимосвязей Высоцкий сводит к одному понятию. В реальности лес дремучий представляет собой не просто несколько палок, нарисованных на картинке, а сложную живую систему, сложнейшую биомеханику, где живет невероятное количество живых сущностей, которые между собой связаны по определенным законам.

То есть, сказка, она и в реальности сказка, просто в обыденной жизни мы ограничиваем эту сказку какими-то механическими схемами, и говорим: "Лес дремучий? А мы сейчас здесь просеку прорубим и проложим дорогу". Но, тем не менее, прокладывая дороги через это неведомое, мы все время, будучи какими-то добрыми молодцами, а может быть купцами, постоянно попадаемся в лапы какой-то нечисти, живущей, в большей степени, внутри нас, которая готова нас прищучить, прижучить, которая баламутит наши тайные омуты. И вот мы, моченые-ученые, и нет-нет да из этого омута в тебе такая грязь подымется, что лучше и не знать, что такое бывает.

Андрей Мартынов: Каким образом сказки действуют на сознание маленького ребенка? Какого рода образы, мыслеформы могут закладываться в его сознании, когда он слышит про леших, водяных, бабу-ягу, кощея?

Бронислав Виногродский: Именно образы у него и закладываются, например образ бабы-яги. Но, следуя изучению корней и значений слов, "баба" на санскрите означает "мудрец", а "яга" звучит так же, как йога. То есть, мудрец-йогин, сидящий в лесу. Вот такое есть интересное совпадение звуков, а, вполне вероятно, и смыслов.

Многие сказки содержат древние архаические образы, которые совпадали у многих народов. Образы живут в крови, а кровь наша представляет собой сложнейший жидкий кристалл, в котором сложнейшие связи простраиваются на уровне химических соединений. Нагруженное определенной смысловой и эмоциональной энергией сообщение о каких-то рискованных сложных движениях и действиях просто в телепатическом поле в ребенке создает правильные связи.

Андрей Мартынов: Некоторые считают, что русские народные сказки чрезмерно страшные и избегают их. Но та действительность, которую пытаются донести нам средства массовой информации, например, детские книжки, далеко не всегда оказываются лучше. Противоречия здесь нет?

Бронислав Виногродский: Никакого противоречия здесь нет. Сказок огромное количество, и они очень разные - есть веселые, смешные, добрые, есть страшные. Жизнь ведь многообразная.

Андрей Мартынов: Так должы быть какие-то ограничения, может быть, накладываемые социумом, на введение в обиход, или, наоборот, выведение из обихода тех или иных сказок?

Бронислав Виногродский: Это невозможно. Социуму все время что-то кажется. А в тех же сказках, когда Сбрендивший Берендеич берется делать дела или, хуже того, руководить, ничего хорошего не может случиться по определению.

Андрей Мартынов: Я помню свое детское благоговение и ужас перед говорящей головой, под которой находился меч, в сказке про Руслана и Людмилу. Почему это может так задеть?

Бронислав Виногродский: Меч - это символ силы, и он у многих народов до настоящего времени почитается как волшебный предмет. Вокруг ножей, оружия и в современности есть аура суеверия. Есть огромное количество предрассудков, примет, связанных с этим: как подавать нож, нож нельзя дарить, с ножа нельзя есть и так далее.

Меч, лежащий под головой, - это некая сила, некая воля, которая сокрыта под разумом, под способом понятийного осмысления мира. Есть нечто, что решает, но нужно справиться с этой головой, нужно с ней договориться.

***
В заповедных и дремучих
страшных муромских лесах
всяка нечисть бродит тучей
и в проезжих сеет страх.
Воет воем, что твои упокойники,
если есть там соловьи, то разбойники.
Страшно, аж жуть.

В заколдованных болотах
там кикиморы живут:
защекочут до икоты
и на дно уволокут.
Будь ты пеший, будь ты конный
загробастают,
а уж лешие так по лесу и шастают.
Страшно, аж жуть.

И мужик, купец, и воин
попадал в дремучий лес.
Кто за чем: кто с перепою,
а кто с дуру в чащу лез.
По причине попадали,
без причины ли,
только всех их и видали,
словно сгинули.
Страшно, аж жуть.

Из заморского из лесу,
где и вовсе сущий ад,
где такие злые бесы -
чуть друг друга не едят,
чтоб творить им совместное зло потом
поделиться приехали опытом.
Страшно, аж жуть.

Соловей-разбойник главный
им устроил буйный пир,
а от них был змей трехглавый
и слуга его, вампир.
Пили зелье черепах, ели буллики
танцевали на гробах, богохульники.
Страшно, аж жуть.

Змей-горыныч взмыл на древо,
ну раскачивать его,
поводил разбойник девок -
пусть покажут кой-чего.
Пусть нам лешие попляшут-попоют
а не то, я, матерь вашу, всех сгною.
Страшно, аж жуть.

Тут все взревели, как медведи,
натерпелись, сколько лет
ведьмы мы или не ведьмы,
мы патриотки, или нет!
Налил бельма, ишь ты, клещ, отоварился,
а еще на наших женщин позарлся!
Страшно, аж жуть.

Соловей-разбойник тоже
был не только лыком шит
он гикнул-свистнул-крикнул роже:
"Ты, заморский паразит,
убирайся, - говорит, - отсюда,
без бою уматывай,
и вампира, - говорит, - с собою прихватывай".
Страшно, аж жуть.

А вот теперь седые люди
помнят прежние дела:
билась нечисть грудью в груди,
и друг друга извела.
Прекратилося навек безобразие
ходит в лес человек безбоязненно.
Страшно ничуть.

В.С. Высоцкий.

Андрей Мартынов: Такая национально-освободительная война, в результате которой и "та" нечисть, и "эта" нечисть оказываются уничтоженными.

Бронислав Виногродский: Да. Есть такие приемы в традиционной китайской медицине, когда один патогенный поток направляется на другой, и в результате пациент оказывается здоровым.

Но начинается все, опять же, с дремучего леса: "В заповедных и дремучих старых муромских лесах". Высоцкий - гениальнейший поэт. Я думаю, что если бы он даже и хотел написать бессмысленный текст, у него бы это не получилось. Муром - это ассоциация с марой, смертью. "Всяка нечисть бродит тучей, на прохожих сеет страх".

Есть некие дороги, по которым человек идет сквозь неведомое и сталкивается с огромным количеством разных подстерегающих его опасностей. Но при этом сказка говорит о том, что все есть сказка, и не забывай об этом в жизни, что обязательно подытожится что-то твоим уходом отсюда, и нужно быть очень внимательным, чтобы люди о тебе сохранили добрую память. Вот о чем сказка.

Андрей Мартынов: Хорошо. Образы ведь существуют и не такие мрачные, как в тех песнях, которые мы сегодня слышали. Жар-птица, Конек-горбунок, Кощей бессмертный, загадочная фигура - вроде бессмертный, а на самом деле....

Бронислав Виногродский: На самом деле, некоторые образы сохранились вопреки существующему православному, христианскому подходу к миру. Многие сказки стояли в противоречии с тем, о чем говорилось в церкви. Поэтому многие вещи стерлись из памяти в понятиях, но остались в образах.

Некоторые вещи перевернулись, образы поменялись. Например, слово "корова" воспринимается в настоящее время как почти ругательное, олицетворяющее неуклюжесть. Тогда как "корова" изначально в русском языке означало "кровь", "кров", потому что "кровь" означало то, что дает тебе, собственно, силу, то, что тебя защищает, покрывает. И корова - она была покрывающей, охраняющей, оберегающей.

Когда же поменялся уклад и потерялись эти знания, то поменялись и отношения. У Высоцкого есть песня про заветных птиц: птица-гамаюн, птица-сирин, птица-алканост. Птицы - это символ стремления души к истине. Может быть поэтому жар-птица - один из значимых персонажей сказок.

Андрей Мартынов: Почему эти образы присутствуют во всех традициях?

Бронислав Виногродский: Потому что описывается странствие тебя, как личности, внутри самого себя.

Андрей Мартынов: То есть, человек воспринимая окружающий мир, неизбежно трансформирует его в некие образы?

Бронислав Виногродский: Он накладывает окружающий мир на свои ощущения и переживания. Такова структура образа вообще. Воображение - невероятно важный инструментальный объект нашего сознания. Воображение построено из неких образных рядов. Когда мы смотрим на мир, мы выхватываем оттуда отдельные зрительные образы, и накладываем их на внутренние ощущения.

А внутренние ощущения - это движение тока крови и других жидкостей в организме, это изменение давления в разных камерах нашего тела, перемещения клеток и так далее. И вот это все и есть знание об этом мире.

Андрей Мартынов: Насколько сказки необходимы для сохнанения цивилизационного импульса человечества, для того, чтобы человек воспринимал окружающий мир именно в тех образах? Допустим, в США сейчас говорят, что создается некая общность, люди теоретически могут не иметь своих собственных сказок, если допустим, что мексиканцы, русские, европейцы, которые приезжают в Америку, переполняются в едином котле и становятся гражданами США. Насколько сказки связаны с национальными, этнографическими, и, может быть, религиозными корнями?

Бронислав Виногродский: Конечно же связаны, но этот вопрос требует более серьезного рассмотрения. Сказки играют огромную роль в сохранении этнических особенностей. И мне кажется, что сохранение этнических особенностей - это невероятно важная вещь для каждого существующего этноса, а также для уважения, деликатности, тактичности по отношению к этим типам знаний в других этносах.

И сейчас, может быть, стоит повыпускать чеченские, киргизские, украинские народные сказки, и побольше, чтобы мы их почитали, чтобы поняли, вообще, с кем мы имеем дело, почему мы что-то непонимаем. Ведь сказки по-настоящему закладывают некие основы и позволяют предвидеть поведенческие стереотипы.

Андрей Мартынов: Можно ли относить сказки Ганса Христиана Андерсена, Александра Сергеевича Пушкина к изначальной культуре?

Бронислав Виногродский: Можно. Гениальные сказочники, они, во-первых, практически не сочиняли сказок, они лишь окультуривали сюжеты и переписывали их новым языком. В китайской культуре есть такой гениальный автор Пу Сун Лин, который написал большие книги, собирая рассказы о необычном, и написал их гениальным языком высокого ученого и выдающегося писателя. Его очень много читают в Китае.

Сказки таких писателей, как Шарль Перро, братья Гримм, Андерсен, Александр Сергеевич Пушкин, равно как и песни Владимира Семеновича Высоцкого, воспринимаются как народные, фразы из них обязательно становятся народными. Это способ бытования языка, бытования системы национальных, этнических знаний, поддержания крови страны в самой себе.

Андрей Мартынов: И в заключение будет звучать песня Владимира Высоцкого про Вещего Олега. О чем эта история?

Бронислав Виногродский: Это история о том, что все пророчества обязательно сбываются.

***
Как ныне сбирается Вещий Олег
щита прибивать на ворота,
как вдруг подбегает к нему человек
и ну шепелявить чего-то:
"Эх, князь, - говорит ни с того, ни с сего, -
ведь примешь ты смерть от коня своего."

Но только собрался идти он на "вы",
отмщять неразумным хазарам,
как вдруг прибежали седые волхвы,
к тому же разя перегаром,
и говорят ни с того, ни с сего,
что примет он смерть от коня своего.

"Да кто вы такие, откуда взялись? -
дружина взялась за нагайки, -
Напился, старик, так пойди, протрезвись,
и неча рассказывать байки
и говорить ни с того, ни с сего,
что примет он смерть от коня своего".

И, в общем, они не сносили голов,
шутить не могите с князьями
и долго дружина топтала волхвов
своими гнедыми конями:
"Надо ж болтать ни с того, ни с сего,
что примет он смерть от коня своего".

А Вещий Олег свою линию гнул,
да так, что никто и не пикнул,
он только однажды волхвов помянул,
и то саркастически хмыкнул:
"Не будут болтать ни с того, ни с сего,
что примет он смерть от коня своего.

А вот он мой конь: на века опочил
один только череп остался".
Олег преспокойно стопу возложил
и тут же на месте скончался.
Злая гадюка кусила его
и принял он смерть от коня своего.

Каждый волхвов покарать норовит,
а нет бы послушаться, правда.
Олег бы послушал - еще один щит
прибил бы к вратам Цареграда.
Волхвы то сказали с того и с сего,
что примет он смерть от коня своего.

В.С. Высоцкий.

Андрей Мартынов, "Радио России", передача "Неизвестная планета", 30.01.2006.

ОБЩЕСТВО

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


"Кун-фу - это не война. Ты знаешь, что должен выиграть, но выиграть у самого себя." Брюс Ли.