cайт Бронислава Виногродского


Управляя собой, владеешь миром






      Друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с Брониславом, опубликованное в журнале "Пойнтер" № 5-6: май-июнь 2014.

Кто они - мудрецы современности? Носят ли свободные одежды, отпускают ли бороду, живут ли жизнью отшельников? И да, и нет. Живой пример мудреца наших дней - Бронислав Виногродский. Его жизненные принципы и взгляды сформировались под воздействием китайской философии и культуры - древнейших на планете. Чтобы не выглядеть этаким мессией, Виногродский сдабривает изрядной порцией юмора всё, что так жадно впитывают многочисленные его последователи. И ещё он, что называется в тренде: совершенно не пафосный, играет на гитаре, очень современен и не чурается современных технологий. Самое главное - он против ярлыков и почётных званий. Мудрец современности, китаевед, глубокий философ. На все звания даосская традиция отвечает смехом, в котором сгорает любая фальшь и склонность к завышению.

Склонность к самоиронии - выдающееся качество характера Бронислава Брониславовича. И прежде чем учиться у него мудрости, надо научиться простоте. Во всём, в том числе - в отношении к себе самому.



- Бронислав Брониславович, предприниматели нередко привлекают Вас в качестве советчика по мудрому ведению бизнеса. "Искусство управления миром" - это, действительно, та книга, которая учит управлять миром?



- Вы знаете, бизнес - это не единственный способ оперирования ценностями. И, более того, способ этот весьма низкого уровня. Но моя книга больше об управлении своей личностью. Она учит тому, что управлять миром возможно, если управляешь собой. Для этого нужно понимать, как ты устроен. Везде, где нужно решать серьёзные задачи, можно применять "Искусство управления миром".



- А с чего этот путь управления собой начинается?



- С самопознания, конечно. Но сначала нужно понять само это слово. Произносить слова очень легко, а потом выясняется, что ты совершенно ничего не вкладываешь в них. Слова - это просто знаки, в которые может быть вложено гораздо большее количество смыслов. Понятийное содержание, плотность слов может быть совершенно разной. Когда мы говорим об управлении собой, нужно понимать, что такое "управлять" и что такое - собой. Кто и кем собирается управлять? И это должно быть точкой отсчёта для предпринимаемых усилий. Управление собой - это всегда усилие по самопознанию. Человек постоянно находится в состоянии хаоса, суеты и смуты разных мыслей и образов, которые возбуждаются всевозможными тревогами и переживаниями и окаймляются сожалениями о прошлом и страхом перед будущим, потому что в конце у всех маячит один исход. Ему мало кто радуется. Это смерть. Тема сложная, и в ней надо разбираться. Для того чтобы начать управлять собой, надо совершать действие, на которое обычно человек не решается, - предпринять усилие по глубинному самопознанию.



- Допустим, человек осознал всю необходимость изучать самого себя. Какие шаги нужно начать делать в этом направлении?



- Можно начинать с моих книг "Искусство управления миром" и "Лао-цзы. Книга об истине и силе". И нужны какие-то основы, которые держали бы человека в рамках определённых традиций. Традиции, как некое стремление к постоянству и преемственности, - это те рамки, в которых, на самом деле, всегда существует человек. Современный западный подход якобы формирует традицию независимости, предоставляя человеку полную свободу, но это всего лишь иллюзия. Она старательно поддерживается, и в рамках этой иллюзии существует настойчиво транслируемая мысль, что человек может быть сам по себе и управлять собой, но что всё это объединяется в одну стройную систему и имеет точку выхода.



- Значит, западный образец нам не подходит? Нам следует избирать свой путь, следовать своим традициям?



- Так уж вышло, что каждый выбирает сам: я не могу сказать человеку, какую традицию ему избрать, что подойдёт лично ему. С другой стороны, чем лучше человек владеет языком западного дискурса, тем он считается более статусным, образованным и правильным. Но этот дискурс сам по себе шизофреногенный. Что это означает? Несмотря на то что старательно распространяется мнение, что в Европе жизнь спокойная и правильная, там огромное количество страхов и расстройств. И это в определённых рамках сопоставимо с пресловутым российским алкоголизмом или китайским бытовым (на западный взгляд) бескультурьем. Другое дело, что на все эти чисто национальные особенности накладывает свои условности общая экономическая игра, которая ведётся глобально, на всех пространствах, и она давно уже вышла за пределы сферы духовного психосоматического восприятия мира человеком. Всё управляется из одного общего источника - того самого западного дискурса. Этот дискурс уходит своими корнями в ураническую традицию, в знаковую систему Торы и каббалистику. Второй дискурс современности - ведическая традиция, которая восходит к пяти Ведам. И очень интересное совпадение - есть еврейское Пятикнижие, то есть Тора, а есть Пятикнижие китайское, или У-Цзин. В основе всех методик самопознания находятся мистические пятёрки.



- И всё же - что выбирать непосвящённым?



- Многие молодые люди, душой и разумом стремящиеся к самопознанию, начинают с изучения психологии. Многие из них потом разочаровываются, потому что современная психология, как наука, не даёт возможности для самопознания, хотя она может стать неплохим источником для заработка, если обладатель этого знания вовремя смекнёт что к чему.

Продолжая мысль о ведической традиции, скажу, что на Запад она пришла не так давно, в XIX столетии, и на протяжении всего прошлого века усиливала свои позиции. В это время люди стали понимать, что существует множество способов познания, существующих у древних народов и протоцивилизаций, и они значительно более интересные и глубокие, чем западные. И сегодня всем, кто готов слышать, доступна древнейшая ведическая традиция, которая основана на сакральном памятнике Вед.

И тот дискурс, в котором я в настоящее время живу и предлагаю в книге "Искусство управления миром", это, по сути, китайское Пятикнижие, которое основано на Книге Перемен. Китайские мудрецы обладали практическими основами искусства управления миром. На мой взгляд, китайская управленческая традиция в настоящий момент гораздо более применима к реальной жизни, чем любые другие. Та же управленческая иудаистская традиция прежде требует приобщения к иудейству, поскольку огромное количество знаний, нужных для осознания этой традиции, находится внутри иудаизма, форматирующего сознание и мышление человека в рамках определённой религиозно-жизненной системы. Ведическая традиция даёт доступ к другим типам энергии, которые даются человеку через медитацию, йогу, обрядовые действа, которые тоже достаточно приветствуются на Западе, где активно строятся ашрамы, трансцендентальные центры, принимаются основы философии Ошо и так далее. Люди там подключаются к другим типам энергии, так называемым встраиваемым, которые можно использовать как дополнительные инструменты для развития духовной сферы. Я же нахожусь в китайской традиции, которая, с моей точки зрения, всегда была ориентирована на целостность развития индивида.

Современный западный человек очень часто сталкивается с болезнями, совершенно не понимая, откуда они у него возникли. И в ход идут всевозможные религиозные настройки, чтобы находить причину болезней, объяснения из разряда "Бог наказал", а, по сути, человек просто не знает, почему это с ним происходит. Мы не понимаем механику разных проблем в своей жизни.



- Но китайцы дают ответ на этот вопрос?



- Китайская традиция в медицинской системе своего описания даёт возможность понять, где человек перешёл черту, как его несдержанность, распущенность, раздражительность, нечестность приводят к нарушению баланса, а потом и к телесным заболеваниям, нарушении в работе внутренних органов. Всё начинается с разрывов в энергетическом контуре, вызванном жизненным дисбалансом.

В рамках китайской традиции вполне можно объяснить, почему человек, который был невероятно успешен в финансовом плане, вдруг сталкивается с совершенно неразрешимыми проблемами у себя в семье, становясь беззащитным. Это законы равновесия. У мужчин могут быть проблемы с женщинами, детьми, родителями, законом, со средой, здоровьем и так далее. Не так часто сегодня в бизнес-среде можно встретить спокойных, уравновешенных людей. В основном чем выше амбиции, тем сильнее растёт напряжённость внутри человека. И здесь мы вступаем на территорию медицины, но не в её привычном понимании. В понимании западного человека медицина - это способ излечения болезней, а в китайской традиции медицина - это в первую очередь целостная, непротиворечивая система описания отношений мыслящей единицы с самой собой и с внешним миром на уровне тела и духа во времени. Последнее особенно важно, поскольку этот элемент напрочь выпадает из западного дискурса, где полностью отсутствует понятие ощутимости времени.

В китайской традиции все твои ощущения, переживания, образы, понятия, смыслы и действия есть лишь отражения качеств потока времени, расходящегося кругами, в которые ты просто умеешь или не умеешь вписываться, потому что для этого тебе нужно создать свои индивидуальные инструменты, помогающие входить в поток. Воля - важная и очень мощная единица, которая позволяет управлять потоком времени, идущим через тебя, потому что ты и есть его воплощение. Через управление дыханием, - вторую единицу, - ты можешь корректировать своё положение в этом потоке, обходить пороги, миновать стремнины. В любом случае ты уже внутри него, как и всё вокруг. Третий кит, на котором базируется китайская традиция, - это Книга Перемен, то есть толкователь того, каким образом устроена структура сознания. Когда мы говорим о сознании, мы обычно подразумеваем некую статическую структуру: у человека есть сознание, и оно состоит из первого, второго, третьего, но на деле оно не из чего не состоит - в нём происходят постоянные перемены и всё. Вот в этих переменах и существуют закономерности, которые описываются в Книге Перемен 64 знаками и практиками, которые и работают с этими знаками.



- Что лично Вас привело в эту традицию?



- Где-то примерно в 1980 году, будучи ещё достаточно молодым человеком, я понял, что на огромное количество вопросов, волнующих меня, я не нахожу ответов, если использовать те методики и практики, которые предлагает общество, в котором я существую. И я, чтобы найти интересующие меня ответы, начал искать свой путь, потому что тогда, как и сейчас, смысл жизни и смысл бытия были для меня невероятно важными элементами. Я понял, что ответы мне следует искать в древних системах знаний. Мои поиски привели меня к древнекитайской традиции, и я стал её изучать. Меня стало в неё затягивать, и в итоге затянуло с концами.



- Что Вы обрели и поняли в этом учении?



- Мне стало приятнее жить - яснее, спокойнее и несомненно комфортнее. Я разобрался в отношениях со своей собственной смертью. Поверьте, это очень сильно успокаивает, когда ты понимаешь, что будешь с этим делать.



- А что с этим можно сделать?



- Древние греки говорят, что нужно монетку передать за переправу. (Улыбается.) Лично я живу так, чтобы быть готовым к последнему выдоху в любой точке жизни. А для этого нужно научиться правильному дыханию - как вдохам, так и выдохам. Когда человек умирает, с его последним выдохом душа покидает тело. Это не метафора - нам всем придётся это пережить. Здесь вопрос только в качестве действия. Только оно и является единственно значимым. Всё остальное только подготовка к этому единственному моменту - правильной встречи с собственной смертью. Нас никто об этом не предупреждает, поэтому, когда время настанет, может быть недостаточно времени, чтобы сделать всё правильно. Это как профессиональный спорт - одному правильному усилию учатся годами.

У подавляющего большинства людей накапливается тем больше болезней и нерешённых проблем, чем дольше они живут. Я иду по другому пути: чем дольше я живу в этом мире, тем мне комфортнее - начиная от ощущения своего тела и заканчивая совершенно другим уровнем восприятия всего, что меня окружает.



- Кстати, о путях… "Дао" означает "путь" и "абсолютный закон". Что это за закон?



- Это способ взгляда воли вовне и вовнутрь. Путь подразумевает постоянный выбор. Постоянный выбор - это отказ от своей воли. В последней своей книге, я перевожу слово "Дао" как "истина".



- Каждая Ваша книга - результат долгих размышлений и исследований. Как все эти неподъёмные пласты китайской философии Вы адаптируете под русского читателя? Что самое сложное и важное в этой работе?



- Я весьма неплохо владею китайским. И меня часто спрашивают: "А китайский язык сложный?" Я на это отвечаю, что, может быть, он и сложный, только я этого не заметил. А не заметил я этого, потому что мне невероятно интересно этим заниматься. Я же не занимаюсь тем, что пишу книги. Все эти книги и весь мой внешний имидж писателя и китаеведа - это побочный продукт, который можно продавать. Когда я пишу книгу, например "Лао-цзы. Книга об истине и силе", я играю со смыслами и образами.

Я очень легко работаю. Для того чтобы прорваться в жизни туда, куда мне надо, в область абсолютно неведомого, нужно находиться в состоянии игры - и других вариантов нет. Поэтому я играючи делаю свои книги, оттого они и получаются такими прикольными - я леплю эту историю из того, что у меня есть. В романе "Война и мир" Толстой потрясающе описывает, как Кутузов командовал войском во время битвы. Лев Николаевич очень интересовался даосизмом, более того – он работал с переводами Дао Дэ Цзин на европейских языках, по его инициативе и под его редактурой были изданы на русском языке избранные главы из трудов китайского мудреца. Поэтому Кутузов у него такой даосский мудрец. Я могу утверждать это как профессионал. Он принимал всё, что происходило, как данность, и только воля двигала им, помогая ему, как главнокомандующему выигрывать битвы. Всё остальное время он не хотел быть успешным или не успешным, он хотел двигаться в потоке бытия. Я хочу сказать, что и у меня есть только это желание. Современный мир, если честно, совершенно бредовый. И у меня нет никакого самообмана по поводу разумности той действительности, в которой все мы существуем. Этот мир полон психически нездоровых людей. Души у большинства находятся в разбалансировке, поэтому и не выходит всем жить в гармонии, настраиваясь на одну волну. В этом мире можно жить, только если двигаешься в ритме танца или играешь с реальностью. Я своё пребывание в обществе рассматриваю лишь как некое галлюциногенное путешествие.



- Бронислав Брониславович, давайте представим себе встречу двух мудрецов - из Китая и Росси. Одно условие: они обладают практически одним и тем же знанием, но принадлежат к разным культурам. Есть ли что-то новое, о чём о могли бы сказать друг другу?



- Они бы помолчали и разбежались. Что им сказать друг другу? Мудрец мудреца видит издалека. У мудрости нет национальности. Люди идут разными путями, но всё равно приходят егда в одну точку - к абсолютному знанию, к самопознанию. Ну, а вообще, мы могли бы поучиться у Китая чувству времени, как и тому, что ничто не прекращается и всё длится непрерывно. Это главное, что может дать русскому человеку китайская история и культура. Они могут поведать нам и о том, что после нас тоже будет жизнь, она станет продолжением того, что делал ты. Поэтому нужно ценить то, то было раньше, разбираться и понимать эти процессы. А русские могут показать китайцам, что такое творческий порыв, и продемонстрировать на своём примере, каково это - выходить за пределы своих возможностей. Когда нашему человеку говорят: "Это сделать невозможно", он отвечает: "Вот это я и попробую". И в девяноста девяти случаях из ста его ждёт провал, но один процент всё-таки всегда остаётся за крупной удачей, и она достаётся русскому.



- Из всего богатства китайской истории, культуры, философии что сложнее всего россиянам осознать?



- Это опять же ощущение времени. Русским сложно понять, что время - это некая ощутимая реальность, и то, как ты ощущаешь жизнь в данный момент, это и есть ощущение времени. Из этого нужно убрать эго, которое постоянно занимается присваиванием того, что ему не принадлежит, и увидеть, как чистое время протекает через тебя и ты являешься проводником времени.



- Вы также пишете под псевдонимом "китаед Винни-грецкий". Между Брониславом Виногродским и китаедом Винни-грецким есть разница?



- Для меня статус китаеведа слишком одиозен. Он придаёт некоторую значимость, которой на самом деле нет. Для меня даосизм - это традиция выжигания любой фальши смехом. Если ты не умеешь смеяться над собой и происходящим, то ты никогда не прикоснёшься к истине. Чем бы ты ни занимался, твоя главная задача - прикоснуться к истине. Я вообще шизофреник. (Смеётся.) Да, во мне полным-полно личностей всякого рода, и все они смеются над тем, что такое количество характеров собралось в таком персонаже, как я.



- Для русского человека акт чайной церемонии - тайна за семью печатями. Для нас пить чай - дело обыденное, без ореола какой-либо важности момента. А какова традиция чаепития в Китае?



- Чайная церемония - это просто способность иначе отнестись к своему вниманию и его распределению в некоем действии. Вот в чём суть. Когда мы придаём чему-либо статус священности, мы в первую очередь имеем в виду, что для осознания и восприятия этого необходимо задействовать определённый тип внимания - высокого уровня напряжённости, обращённости к себе. Чай надо пить внимательно. Но это же относится и практически к любому другому действию.



- Символизирует ли что-то чайная церемония?



- Чайная церемония не символизирует ничего. Она, как и любое осознанное действие, может быть поводом для символизации. А символизация - это просто важная часть деятельности человеческого сознания. Она и придаёт глубину этому миру. Символизация есть способ построения связей между объектами сознания. Например, когда вы говорите: "Эта авторучка будет теперь являться символом меня", - тут же появляются другие способы описания самого себя. Так и в случае с чаем: можно сказать, что чайное действо - это мир, сосуд бытия, а человек - другой сосуд, и во взаимодействии этих сосудов происходит некое действие. Для китайцев крайне важны те переживания, те ощущения реальности, которое они при этом создают в себе. Поэтому они так берегут свою чайную традицию и даже используют определённую посуду для церемонии.



- На чём основана дружба между Китаем и Россией?



- Я бы сказал, что это дружба с условностями. Основные причины, сближающие два народа, - это невероятная сложность языков. В них очень много тонкостей, многозначности, контекстности, и большая глубина. Я думаю, что притяжение, в конечном счёте, происходит от языка и его восприятия. То есть, за внешней пылью высказываний есть большая глубина. В Европе люди обращаются лучше с материальной средой, их сельхозугодья богаче, а домики - ухоженнее. Петю Романова в своё время этим купили. Но, с моей точки зрения, Россия значительно более глубокая. И Китай глубок. Но наша тяга друг к другу основана на непонимании. Я считаю, что только русские способны разъяснить всему миру китайский дискурс. И своё предназначение я вижу именно в этом. Это не экзотическое учение, как многие представляют, а единственный инструмент, с помощью которого можно разогнать тучи над этим миром и победить смуту в умах.



Бронислав Виногродский,

Нина Райлян

Журнал "Пойнтер" № 5-6: май-июнь 2014

ОБЩЕСТВО

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


"Кун-фу - это не война. Ты знаешь, что должен выиграть, но выиграть у самого себя." Брюс Ли.