cайт Бронислава Виногродского


Про мошенников


Про барыгу и мошенника


Барыга - это человек, который промышляет торговлей лошадьми, то есть барышничает. А живет он в старом Китае, лет триста назад, может и пятьсот. Я про него узнал из сборника рассказов про китайских мошенников из системы Цзян-ху. Китай, как тебе, читатель, известно из известного фильма, дело тонкое, так как он восток. Так что и система Цзян-ху, дословно это значит "реки и озера", тоже дело тонкое. Так назывались все, кто налогов платить не хотел, и в тюрьме сидеть не очень желал. Потому и подавались люди в леса и горы, за пределы пристального внимания административных и внутренних органов. А чего бы им во внимание этих внутренних органов попадать?

Так что в Китае во все времена было много людей, которые во внутренних органах не желали вариться. Они обитались среди рек и озер, на горах и в лесах, бродили, скитались, красоту мира созерцали, вольным воздухом дышали, жили, как хотели. А так как ценности скапливались в основном у людей из системы, а система противопоставляла себя отсутствию системы, то эти две, то есть система и ее отсутствие, вступали периодически в отношения друг с другом.

И в Цзян-ху много чего обиталось самого разного. Не то чтобы там были одни бандиты. Были там и бродячие артисты, и проститутки, и поэты гулящие, и художники, и шуты гороховые, и даосские ученые мистики. В общем все, кто хотел. И было там много людей странных. И была там своя система отношений, и знания свои гуляли промеж этих людей гулящих.

Надо сказать, что был там особый клан мошенников, у которых было множество приемов, чтобы из простых людей ценности выманивать. Так что иногда люди из Цзян-ху вступали в отношения с простыми людьми, чтобы выманить у них ценности. И наш барышник, который ездил в город Ухань, дабы там лошадей подороже продавать, однажды пригнал вместе с другими лошадьми прекрасного скакуна, за которого довольно много денег просил. Да скакун того стоил.

Так что стоял наш барышник, назовем его к примеру, Ху Цзинь-тяо, около лавки рядом со скакуном и делал свои барыши известным ему способом. Он ждал настоящего покупателя, который пока не появлялся. Однако, как гласит известная поговорка, кстати древнекитайская, если есть товар да цена, то и покупатель обязательно появится. Так что не прошло и сколько-то единиц ихнего времени, как покупатель, потенциальный обладатель скакуна начал степенно шагать мимо в прекрасных дорогих, шелковых, цветастых одеждах. И не просто он себе прошагал мимо, а как только заметил нашего гнедого, сивого, каурого, тут же и направился прямо к нему.

И можно было в нем распознать по повадке знатока, способного распознать настоящего скакуна. Осматривал коня неторопливо, точные взгляды, стать, повадка. Все, что нужно. Заговорил с продавцом. Торговался правильно, о цене договорились. Деньги не малые, и потому вполне логично прозвучало приглашение проехать по точному адресу, домой к покупателю, чтобы получить наличное серебро. Сели на двух коней, покупатель на почти своего, почти купленного, а продавец на любого из имеющихся, и поехали куда надо.

По случаю проезжали мимо мануфактурного магазина, и взгляд покупателя затормозился, после чего прозвучали слова:
- Прошу прощения, не могли бы вы подождать минутку, мне нужно купить ткань. Дело пустяковое, а потом возвращаться совсем уже будет некстати. Вы здесь посидите в теньке под моим зонтиком с конями, а я через минуточку вернусь и мы продолжим наше дело. Спасибо вам огромное за любезность и доброту.


Сказал покупатель и пошел в лавку, разместив продавца под зонтиком рядом с конями, а коней рядом с лавкой. В магазине дело сложилось таким образом. Он довольно долго торговался с хозяином, пока тот в сердцах не сказал, что уважаемый гость ничего в товаре не смыслит. Тот и не отказывался, легко признал такое свое несовершенство, и попросил позволение взять рулон ткани, чтобы показать его рядом своему товарищу, который в этом смыслит. Он сослался на спутника с зонтиком и лошадьми, которых видел хозяин мануфактуры, когда они подъезжали. Так что у хозяина не закралось никаких подозрений, и он вполне согласился отпустить покупателя с довольно дорогим товаром на некоторое время. Потому что рядом сидел живой залог в виде двух коней и человека с большим зонтом.

Наш красавец с рулоном дорогой златотканой парчи удалился в темно небытие с тем, чтобы больше уже не появляться в реальности осознанного мира, а продавец тканей долго ждал его возвращения, так как продавец коней тоже ждал, когда появится мошенник. Мошенник, как было сказано выше, да вы и сами это давно уже поняли, дорогой читатель, так и не возник. Вот мануфактурщик вышел из лавочки, подошел к барышнику и говорит:
- А где, - говорит, - твой приятель?
- Какой приятель? - почти в унисон отвечает ему лошадник.
- Ты мне дуру то здесь не двигай, вот же лошадь его и зонтик. Вы вместе приехали. - настаивает ткач.
- Ах, вот вы о чем. Нет, уж никак он мне не друг и не приятель, я ведь и знать его не знаю. И лошадь эта моя, а вот зонтик, действительно принадлежит тому человеку. Он у меня лошадь хотел купить. - Объясняет нетерпеливо лошадник. - Я и сам уже устал ждать, когда он из магазина выйдет.
- Так он же вышел давно, сказал, что сейчас вернется, только шелк покажет своему другу, знатоку. Куда же он делся? - Вопрошает наивное дитя гор.
- А, так этот мошенник у тебя ткань украл. Ну ты попал. - Утешил жертву лошадник.
- Э нет, - возмущается ткач, - это твой друг, ты за него и отвечай. Пойдем-ка в управу, пусть начальство разбирается.
- Ну пойдем, мне бояться нечего.

Пошли в управу. Начальник послушал Ткача, который пошло настаивал на возмещении материального ущерба материальным же способом. Однако лошадник ничего возмещать не собирался, а просто объяснил, кто он, откуда, и как в этом городе уже несколько лет торгует в одном и том же месте, останавливается в доме своего партнера, так что многие могут показать, что человек он надежный и положительный. И действительно, партнер лошадника, вызванный в управу (а тот у него уже несколько лет живет, когда приезжает в город), показал, что слова не расходятся с делом. Так что судья твердо сказал, что вина за потерю ткани никому не может быть предъявлена. Это ошибка самого ткача, так что это его потеря, ему и нести убытки по этому вопросу.

Нужно сказать, что мошенник, явно был высокий профессионал, который подготовился к своему делу и таким образом все построил, что даже и самый осторожный торговец мог бы попасть в его ловушку. Так что остается только подосадовать на то, что мир несовершенен, и продолжать жить на белом свете.

Как торговец облапошил мошенника


Один торговец торговал тканями. Гонял свои караваны в место ярмарочного сбора, там наторговывал большие деньги за сезон, чтобы потом вернуться домой с прибытком. И однажды с ним приключилась следующая история.

Заработав приличную сумму денег, он на пути домой, в дороге встретил одного малого, который, имея приятную наружность и обходительные манеры, оказался еще и земляком, то есть был толи из соседнего уезда, толи района. И акцент у него был правильный, и обороты в речи употреблял те самые, какие нужно, и места знал, в общем, был вполне своим. Следует к тому добавить, что был в достаточной мере скромен и учтив, так что вполне подходил по всем параметрам в надежные и приятные попутчики для нашего бывалого купца.

Поехали они дальше вместе, и молодой во всем учился у старого пройдохи, а так как и сам наторговал немалую для себя сумму, лянов эдак двадцать серебра, то попросил старого положить все его деньги со своими, в сундучок такой несгораемый, за которым тот внимательно следил во время дороги. Старик был польщен таким доверием, но будучи воробьем стреляным, а котом битым, несмотря на приятные покалывания в разных областях, бдительности не потерял, и продолжал внимательно следить за всеми движениями в дороге.

А парень наш был мошенник, который задумал, втершись в доверие обокрасть опытного путешественника, так как денег у того было действительно немало. Так что, когда в очередной гостинице они остановились на ночлег, тот изобразил поздно вечером расстройство кишечника, попросту говоря, понос, чтобы иметь возможность в течение ночи без подозрений шаркать по полу и хлопать дверью, проверяя то есть глубину погружения в сон своих незадачливых попутчиков.

Потому, как только по его ощущению люди чуть приснули, он кряхтя, сопя, постанывая, поглаживая брюхо, пошел до ветру, косясь ненавязчиво на остальных постояльцев. А наш торговец, как уже говорилось, был сделанный китайцем и китайкой, и жил довольно долго в своем теле, потому натренированным нюхом тут же словил волну неладного и сглотнул привычный привкус опасности. Но никак это внешним видом не выразил, изображая спящего и доверчивого будду, на которого был достаточно похож обликом в силу своего этнического происхождения да и вероисповедания тож.

И как только попутчик юный во второй раз отправился за суетой и ловлей ветра между ладонями, то есть другими частями тела, что в общем то неважно, торговец стрелянный быстренько поднялся, денежки из ящичка вынул все подчистую, включая и те двадцать штук, что были даны ему на сохранение другом дорожным. Вместо них он в те же холщовые тряпки завернул камней тяжелых, а серебро положил к себе под одеяло, и ощутив его добрую мягкость под боком, захрапел погромче, пуская довольные фальшивые слюнки специально для попутчика.

А попутчик, словив что хотел, возвратился, определился в обстановке, понял, что фортуна ему со всех сторон кажет свою приятную улыбку, взвалил на плечи ящичек, не легкий между прочим, и поплелся до своего ветру в темноту, ловец удачи, незадачливый, и в своей самонадеянности даже жалкий.

Настало утро. Псевдо-обворованный Ван сразу же прибежал к хозяину постоялого двора и, мотая на кулак ленивые слезы-сопли, пожаловался тому, рассказав, что его обворовал попутчик. Украл деньги, осталось только, чтобы расплатиться, оставить немного чаевых и до дому добраться. Так что если вдруг этот негодяй здесь появится, надобно хватать его и тащить в управу, чтобы там на него управу нашли. Ван понимал, предвидел и предчувствовал, что облапошенный мошенник Чжан, как только угар его радости покинет тело, вернется обратно и попытается чего-нибудь вернуть. Ах этот глупый Чжан, не слышал он разве, что "жизнь невозможно повернуть назад".

Как ощущалось, так и случилось. Отмахав сотню километров, заглянул красавец в ящик и нашел то, что там было, то есть камни, аккуратно уложенные и в тряпочки любовно завернутые. Огорчился, как положено и предсказано, и потопал обратно, чтобы с ситуацией разбираться к своей личной пользе и выгоде. Пришел на постоялый двор и разгоряченный дорогой туда-обратно, стал с порогу задыхаясь плакаться про то, как его обокрал попутчик. Вот ведь как все переворачивается в воображении, отягощенном алчностью и обманом.

Однако не стал его долго слушать хозяин гостиницы, а накинул ему веревку на шею, да и потащил в управу, как ему советовал торговец Ван. Хозяин Ли был здоровым бугаем, что стало очевидно обманутому Чжану, потому Чжан решил не испытывать судьбу, и честно или почти честно признался, что черт его китайский попутал, толкнул на преступление, нашептал лукавый в ухо, вот он и поддался бесовскому соблазну, о чем собирается жалеть всю оставшуюся жизнь, и больше никогда, ни-ни, даже не подумает, не покусится на чужое. Потому прости, отпусти, помилуй и тебе тоже воздастся, и человек ты добрый, не загуби со всеми слезами, притопом, прихлопом и прочим необходимым антуражем. Сжалился хозяин Ли и отпустил незадачливого мошенника.

На том и закончилась наша история. Вот как смешно получилось, неопытный мошенник задумал обокрасть опытного путника, да сам и попал в ловушку, так как не подумал, что бывают воробьи стрелянные и китайцем деланные.

Б. Виногродский

ОБЩЕСТВО

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Прекрасные и туманные утёсы провинции Фуцзянь дарят миру улунские чаи. Чайный лист впитывает в себя силу гор и солнца, чтобы отдать ее вам...